Ангкор Ват
Up Menu
header

Ангкор

Повседневная жизнь

Развлечения и исполнительные виды искусства

   
 
left1 Туры в Камбоджу. Знаменитый Ангкор Ват.
left2 Ангкор Байон Баннер

Энергетическая практика на Пхукете Игоря Красулина

left3

Индийские государства материка и изолированной Юго-Восточной Азии были "театрализованными государствами" с их захватывающими кремациями, процессиями, храмовыми посвящениями и т.п., задействовавших сотни и даже тысячи людей. Эти зрелища не имели политических целей: они были целью сами по себе, они были тем, для чего существовало государство.

Обрядовость суда была его движущей силой и общественный ритуал служил не для того, чтобы укрепить государство, а скорее государство существовало для поддержания общественного ритуала. Власть служила великолепию, а не великолепие власти. Нигде это не видно настолько явно, как в больших государственных процессиях Южной и Юго-Восточной Азии, типа внушительного Перачера, все еще празднуемого ежегодно в старом сенегальской столице Канди в Шри-Ланке и посещаемой больше чем миллионом человек со всей страны.


Это - то, чему посвящены барельефы Южной Галереи Ангкора Вата. Политическая, религиозная и военная мощь империи Сурьявармана была выставлена напоказ для всех, чтобы все могли видеть её в грандиозном, не оставляющем никого равнодушным, параде который, похоже, происходил на парадной площади непосредственно перед 300-метровой Террасой Слонов. Вот - замечательное свидетельство Жоу Дагуана, кто непосредственно присутствовал на таком параде:

Когда Король (Джаяварман VIII) оставлял свой дворец, процессия возглавлялась солдатнёй, затем шли флаги, знамена, музыка. Двести или триста украшенных дворцовых девушек с цветами в волосах и с тонкими свечами в руках шли в отдельной колонне. Тонкие свечи были зажжены даже средь бела дня. Затем шли другие девушки, несущие золотую и серебряную посуду из дворца и целую плеяду украшений, очень необычного дизайна, использование которых было непонятно для меня. Потом шли еще девушки, затем дворцовые охранники со щитами и копьями, также в отдельной колонне. За ними следовали колесницы, запряжённые козлами и лошадями, все было украшено золотом. Министры и принцам ехали на слонах, им предшествовало бесчисленное количество алых зонтиков. Недалеко позади ехали королевские жены и жёны из низшего гарема в паланкинах, колесницах или на лошадях и слонах, на которых были установлены по крайней мере сто зонтиков, пестрящих золотом. Наконец появлялся Король, стоя выпрямившись на слоне и держа в руке Священный Меч. Этот слон, с клыками выложенными золотом, сопровождался слугами, несущими двадцать белых зонтиков с золотыми древками. Король был окружён слонами с телохранителями, держащихся близко друг к другу, и вокруг еще солдаты для полной защиты, идущих в полном снаряжении."

 

Что касается музыки в процессиях, показанных на барельефах, классическая походный оркестр была главным образом состоял из ударных инструментов и длинных труб. Струнные инструменты существовали как аккомпанемент танцорам. Скрипки представляли из себя струны, натянутые на длинной трубе, в то время как при изготовлении лютней в качестве резонансной полости использовалась одна или две тыквы. Духовые инструменты представляли из себя длинные трубы, рожки и раковины. Как и во всей Юго-Восточной Азии, существовал богатый набор ударных инструментов: гонги, колокола, колокольчики, маленькие тарелки, тамтамы, барабаны-бочки и тамбурины.

Танец и музыка были неотделимы в классической кхмерской культуре, и являлись неотъемлемой частью не только для развлечения, но также в брахманистских и буддистских ритуалах храма. Апасары - прекрасные небесные танцовщицы, которые изображены повсюду в Байоне и других комплексах храма - были созданы из пены в процессе Пахтанья Молочного Океана. Их назначение было танцевать для удовольствия богов на горе Меру, а их земная копия была большим кордебалетом кхмерского

короля, поскольку королевские танцовщицы были (и остаются в наше время) основным дворцовым развлечением. Танец выполнялся в каком-то экстатическом состоянии, а традиционный камбоджийский танец представляет из себя своего рода танец в замедленном движении, с большой координацией движений рук и кистей, как и в остальной части стран Юго-восточной Азии.

Как иллюстрируют барельефы, в дворцовой и жизни простых людей было много развлечений в классическом обществе: петушиные (эскиз барельефа справа) и кабаньи бои, азартные игры, подобные цирковым жонглирование и акробатика и много чего другого. На Террасе Слонов изображены состязания в поло, гладиаторские бои и гонки колесниц. В королевском дворце для принцесс из развлечений были танцы, игры в шахматы или шашки, и были даже королевские гонки на лодках на Большом Озере (вполне вероятно в течение Фестиваля Воды). Одна сцена, вырезанная во внутренней галерее Байона, изображает зверинец с дрессировщиками, наблюдаемый сидящими зрителями.

Не меньшее удовольствие приносило жителям Ангкора частое купание в реке Сием Рип и в бесчисленных искусственных водоемах и бассейнах, которыми был испещрен город для спасения от жары. Жоу Дагуан оценил один аспект этой приятной традиции:
Каждые несколько дней женщины города, группами от трёх до пяти, прогуливаются вниз к реке, чтобы искупаться. Здесь, на краю воды, они бросают хлопковую полосу ткани, которая составляла их одежду и присоединяются к тысячам других женщин в реке. Даже женщины благородного рождения присоединяются к этим купаниям и не считают это зазорным, хотя они показывают себя обнажёнными от головы до пят любому, кто может появиться. Не проходило и дня без секса прямо на берегу. В дни досуга китайцы часто приходили посмотреть на это зрелище. Говорят, что многие из них приходят купаться, чтобы дать возможность предложить себя для этого.

Ежегодный калейдоскоп религиозных и светских фестивалей обеспечивал замечательное развлечение для жителей столицы. Камбоджийский Новый год начинался в октябре-ноябре, и отмечался большим публичным зрелищем перед Королевским Дворцом. Сооружалась огромная платформа для представлений, способная выдержать тысячи человек, украшенная цветами и фонарями, для того, чтобы король и знать империи могли видеть эти представления. Напротив неё каждую ночь представлений возводились три - шесть помостов для пуска фейерверков. Жоу говорит, что ракеты были видны на расстоянии 13 км, и что фейерверки такого размера, как орудия сотрясали весь город своими взрывами. Расходы на всё это нёс не король, а мандарины и большие провинциальные семьи. Каждый месяц устраивался фестиваль. Жоу описывает их как:
• Четвертый месяц. Это было время для игр с мячом (о которых мы ничего не знаем из барельефов).
• Пятый месяц. Проводился фестиваль "Принесение воды Будде", когда статуя Будды купалась со всеми, включая короля.
• Шестой месяц. "Лодочный Фестиваль". Он до сих пор празднуется в месяце Асудж (сентябрь-октябрь) - после того, как люди просили прощения Земли и Воды за загрязнение их в течение года, возводили небольшие пагоды или пирамиды, освещенные свечами и фонарями на плотиках из среза бананового ствола, и пускались вплавь по реке. (В Таиланде- Лой Кратонг). Жоу говорит, что король наблюдал это с бельведера.
• Седьмой месяц. 'Сжигание риса': только что собранный рис приносился к Южному входу Ангкора Тхорна и сжигался как жертвоприношение Будде. Это наблюдалось толпами женщин которые, приезжали на телегах или слонах.
• Восьмой месяц. 'Месяц танцев', десятидневное событие в Королевском Дворце, на которое королём приглашались иностранные послы. Каждый день актеры и музыканты устраивали представления и происходили слоновьи и кабаньи бои.
• Девятый месяц. Жоу заявляет, что это был месяц "переписи", когда все население вызывалось в столицу и выстраивалось для обзора перед Королевским Дворцом.


Любопытно, что Жоу не упоминанает о Фестивале Вод, празднуемых сегодня не только в Камбодже, но и в других Буддистских странах Юго-Восточной Азии. Он отмечает конец сезона дождей и начинается в полнолуние в месяце Каттик (октябрь-ноябрь). В течение его проводятся состязания по гребле, в котором соревнуются друг с другом огромные количества разукрашенных пирог с тысячами гребцами. Они также проводились в классическом Ангкоре (то есть, на озере Тонле Сап), что отображено в Юго-западном угловом Павильоне в Ангкоре Ват. Женщины не купаются в это время, и несколько из них играют на лодке в шашки.

 
Использованы материалы книги Michael D. Coe "Angkor and Khmer Civilization", перевод с англ. автора сайта
При использовании материалов сайта, активная ссылка на сайт обязательна
 
 
footer
footer1
footer2