left1 Туры в Камбоджу. Знаменитый Ангкор Ват.
left2 Ангкор Байон Баннер

Энергетическая практика на Пхукете Игоря Красулина

left3
Ангкор Ват
Up Menu
header

Ангкор

Повседневная жизнь

Цикл жизни и отношения между полами

Почти все, что мы знаем о повседневной жизни жителей города, получено из записей Жоу Дагуана и, вероятно, от наблюдений его китайских коллег в столице. Его повествование о цикле жизни начинается с рождения.

 

Сразу после родов кхмерская женщина делает припарки половых органов из подсоленного горячего риса. Припарка снимается через двадцать четыре часа и предотвращает любые неблагоприятные последствия, оказывая вяжущее воздействие, что вкупе возвращает молодой женщине дородовое состояние.

Жоу был явно изумлён церемонией лишения девственности молодых девушек в Ангкоре, проводимой в апреле. Возраст, в котором выполнялся этот обряд, зависел от состоятельности семьи: дочери богатых родителей проходили его в семь - девять лет, бедные в одиннадцать. Семьи выбирали заранее или буддистского монаха или шиваитского священника для этого обряда и он задабривался подарками типа вина, риса, ткани, шелка, орехов арека (бетель) и серебра.

В ночь церемонии устраивался большой пир с музыкой, перед домом девочки сооружалась платформа, на которой помещались статуэтки животных и людей, иногда десять или больше, но, в основном, не более. Бедные семьи были не в состоянии на такую роскошь. В соответствии с древней традицией это всё оставлялось на неделю. Затем, процессия с паланкинами, зонтиками, и музыкой шла за священником. Устанавливались два шатра из изумительно раскрашенных шелков, в одном из них располагался священник, девушка в другом. Они могли разговаривать друг с другом, но никто посторонний не мог их услышать из-за оглушающей музыки, поскольку в таких случаях можно было законно нарушать ночной покой города. В определённый момент священник входил в шатёр девушки и лишал её девственности рукой, бросая первые капли крови в бокал вина. Отец, мать, родственники и соседи помазывают свои лбы этим вином или даже пробуют его. Жоу, также, говорил, что некоторые говорили, что священник лишал девственности девушку прямым половым контактом, но другие отрицали это. Поскольку китайцев не допускали на этот обряд, проверить это тяжело или, точнее, уже невозможно. После этого родители должны были выкупить назад девушку у священника подарками или же она никогда не смогла бы выйти замуж.

Пары часто имели половые отношения до женитьбы. Со слов Жоу, женщины Ангкора были очень любвеобильны. Спустя один или два дня после рождения ребенка они уже были готовы к половым контактам, а если муж не удовлетворял сексуальные запросы жены, то она бросала его. Когда муж отлучался из дома по делам, жена переносила его отсутствие некоторое время, но если разлука продолжалась, например, десять дней или больше, жена могла сказать: "Я же не призрак! Сколько я могу спать одна?!" Хотя их сексуальное влечение было очень сильно, некоторые оставались верными друг другу.

Общественная мораль в классическом Ангкоре даже допускала сексуальные отношения между представителями одного пола . Жоу отмечает, что каждый день на общественном рынке можно было заметить группу из десяти или больше гомосексуалистов, ищущих себе партнёров.

Нет практически никакой археологической информации о захоронении умерших в классическом Ангкоре. До 1963 года не было обнаружено ни одного кладбища, когда Жорж Гролье обнаружил прямоугольное место погребения на западной стороне Шра Шранг, которое было основано в середине одиннадцатого столетия и использовалось до пятнадцатого. В соответствии с индуистской и буддистской практикой, все умершие кремировались, а пепел помещался в большие урны, которые окружались многими пожертвованиями, включающими маленькие фарфоровые блюда, кхмерские керамические кувшины, в том числе в форме слонов, оружие и инструменты, свинцовые слитки, терракотовые исполненные по обету индуистские мемориальные доски и бронзовые статуи Будды. Такие захоронения делались для людей высокого ранга, которые можно было узнать по бронзовым зеркалам, так же как и по паре бронзовых крюков и двум декоративным кольцам от жердей для паланкина.

Следующее повествование Жоу, похоже, относится к обычным гражданам столицы, и напоминает тантрическую (особенно тибетскую) традицию, а не буддийскую махаяны или тхеравады. Согласно ей, мертвые просто выносились на соломенной циновке и  покрытые тканью. После этого труп несли в процессии, сопровождаемой флагами, знаменами и музыкой, присутствующие на похоронах, разбрасывали жареный рис по пути, пока они не достигли 'уединённого места' вне города. Там труп оставляли и наблюдали за ним. Если стервятники, собаки или другие животные, съедали труп быстро, то считалось, что умерший в течении жизни приобрел заслуги и получил заслуженную награду. Если труп не был съеден или был только частично съеден, это приписывалось грехам, совершенным покойным. Хотя Жоу отмечает, что число людей предпочитавших кремацию непрерывно увеличивалось, и  что если правители были похоронены, подразумевалось, что они были кремированы и их пепел хранился в ступах или чеди (практика Тхеравады).

 
Использованы материалы книги Michael D. Coe "Angkor and Khmer Civilization", перевод с англ. автора сайта
При использовании материалов сайта, активная ссылка на сайт обязательна
 
 
footer
footer1
footer2